Прованс под Тверью: как предприниматель, работавший во Франции, пытался возродить колхоз в российской глубинке

Дата публикации:
Источник публикации: dknews.kz
Прованс под Тверью: как предприниматель, работавший во Франции, пытался возродить колхоз в российской глубинке

В Тверской области осудили за мошенничество 49-летнего фермера Геннадия Попова, прозванного местными СМИ графом Монте-Кристо. Несколько лет мужчина занимался бизнесом во Франции, где был обвинён в убийстве жены и несколько лет провёл в заключении, пока французский суд полностью не оправдал его. Вернувшись на родину, предприниматель выкупил развалившийся колхоз в Тверской области. Поначалу Попов понравился местным жителям, однако вскоре деревенские в нём разочаровались. Мужчина стал конфликтовать со старожилами, неодобрительно высказываться о них в соцсетях и приглашать на работу цыган. После того как Попов запретил пасти скот на общих землях, местные жители написали на него жалобу, а проверка вскрыла факты мошенничества с сельхозсубсидиями. Почему «француз» не прижился на русской земле, выяснял RT.

Геннадий Попов занялся аграрным бизнесом в 2012 году, когда вернулся в Россию после освобождения из французской тюрьмы. И хотя сам он был родом из Нижнего Новгорода, заново обосноваться в России решил в тверской деревне Жуково. По словам родного брата Попова, Андрея, на тот момент Тверская область казалась Геннадию идеальным местом для ведения фермерского хозяйства: много хорошей земли и колоссальный рынок сбыта за счёт расположения между Москвой и Санкт-Петербургом.

«Сначала Гена купил участок земли в деревне Жуково и зарегистрировал собственное крестьянско-фермерское хозяйство, а затем ему предложили возглавить местный сельскохозяйственный производственный кооператив «Колос», при условии что он закроет за свой счёт задолженность предприятия перед работниками по заработной плате, — рассказал RT Андрей. — Разве он ожидал, что все его инициативы местные жители будут встречать в штыки, а потом всё хозяйство разворуют, а его посадят?»

«Обещал возродить хозяйство»

 

Деревня Жуково Фировского района Тверской области находится в стороне от федеральных трасс и железных дорог. С одной стороны Жуково ограждает сосновый лес, с другой — русло реки Цна.

С большим миром деревню связывает разбитая просёлочная дорога, пролегающая мимо заброшенных полей, покинутых деревень, неработающего стекольного завода, бетонная конструкция которого мрачным исполином возвышается на фоне колючей проволоки и разрушенных ферм колхоза «Память Ильича».

Когда-то завод и колхоз были основными в округе. Но в 1990-е всё пришло в упадок. Завод закрылся, а колхоз, сменивший название на «Колос», к приезду Геннадия Попова фактически разваливался. Зарплату в СПК не платили полгода.

«Когда Попов купил «Колос», у хозяйства из техники оставалось девять тракторов, погрузчик, бульдозер, экскаватор, сеялка, три комбайна и косилка. Также было около 42 голов коров. Из 4 тыс. гектаров земли возделывалась только тысяча», — рассказывает 62-летний тракторист Леонид Гурьянов.

Коренастый мужчина с крепким рукопожатием и лысиной, он почти всю жизнь проработал в колхозе, за исключением пяти лет, которые отсидел за попытку убийства жены в пьяном припадке. После отсидки Гурьянов бросил пить и начал сочинять стихи о сельской жизни.

«Колесо на тракторе пробило — напишу стих об этом, доить бабы коров пошли — про них сочиню. Про Попова тоже хотел написать, ведь он же мне поначалу понравился. Думал, с его приходом жизнь наладится», — поделился Гурьянов.

50-летняя Валентина Иванова — бывшая глава Великооктябрьского сельского поселения, в которое входит деревня Жуково, — также вспоминает, что свою деятельность Попов начал с обещаний.

«Он обещал возродить хозяйство. Говорил, что повысит зарплаты, станет развивать экотуризм, продукцию нашу будут продавать в Москве, всё у нас будет как во Франции. Ну ему сразу же кличку и дали — Француз», — рассказала Иванова.

Граф Монте-Кристо

 

О загранице Геннадий Попов вспоминал неслучайно: ещё в конце 1990-х мужчина уехал из России. Вначале он жил и работал в США, затем перебрался в Европу. Как утверждал сам фермер, во Франции у него была собственная строительная компания, которая обеспечивала его семье безбедную жизнь. Предприниматель даже якобы хотел расширять бизнес, однако в семье произошло несчастье.  

4 октября 2004 года полицейские обнаружили тело жены Попова Натальи в сгоревшем автомобиле. Геннадий оказался единственным подозреваемым в убийстве.

В день трагедии они с женой остановились в Ле Рове около восьми часов вечера для того, чтобы поужинать в пиццерии. Попов договорился с супругой, что забронирует столик, пока она съездит заправить машину. С автозаправки Наталья не вернулась. Позже полиция нашла на закрытой территории неподалёку от Ле Рова сгоревший автомобиль с телом женщины внутри.

Следствие по этому делу длилось восемь лет. За эти годы Попова то сажали в тюрьму, то выпускали под подписку о невыезде. Сам он несколько раз объявлял голодовку в знак протеста против несправедливого, по его мнению, обвинения.

В 2012 году суд присяжных в городе Экс-ан-Прованс полностью оправдал Попова и ему была назначена компенсация за моральный ущерб в размере €90 тыс.

Часть этой компенсации Геннадий вложил в сельхозпредприятие в Тверской области.

Прежний председатель СПК «Колос» Роман Гирш рассказал, что уступил Попову хозяйство по договору цессии через переуступку долгов.

  • © RT

«Предприятие должно было мне более 2 млн рублей, Попов взял эти долги на себя. В октябре 2013 года прошло собрание пайщиков — и Попов был единогласно избран новым главой», — объяснил Гирш RT схему продажи СПК.

Любимец журналистов

 

Поселился Попов на окраине села в небольшом доме, расположенном рядом с конюшней и птичником. Вместе с предпринимателем в деревню перебралась жить и его 27-летняя дочь Анастасия.

«Она была приветливая, доброжелательная. Сразу же устроилась к нам в школу работать, преподавать детишкам французский язык», — рассказала учительница местной школы Римма Королёва.

Впрочем, девушка не только работала в школе, но и помогала отцу с созданием двух сайтов, посвящённых его жизни в деревне. Эти сайты и страницы в соцсетях сделали фермеру неплохую рекламу.

О Попове как о подающем надежды сельхозпроизводителе, который возродит глубинку, стали писать местные и федеральные СМИ, а телеканалы — присылать съёмочные группы. Журналисты прозвали Попова графом Монте-Кристо.

Высокий, крепкий, с открытым лицом, светлыми вьющимися волосами и убедительной речью, Геннадий хорошо смотрелся в кадре.

«В нём не осталось и намёка на прежнюю жизнь. Забыта собственная фирма в Марселе, давно опустел миллионный счёт в европейском банке. Все разговоры Геннадия Попова давно уже не о котировках и курсах», — рассказывал о предпринимателе корреспондент НТВ.

В целом все сюжеты были похожи: Геннадий в кадре с гусями, с телятами, верхом на лошади. В каждом ролике особо подчёркивалось, что ведению сельского хозяйства Попов учится в интернете и оттуда же берёт все технологические новинки, которые возродят село. Единственное, что менялось в репортажах, — это жёны.

«Только я трёх запомнил, которые сюда приезжали, — отметил тракторист Гурьянов. — Я так понимаю, у него и в Москве ещё бабы были».

Одна из бывших жён Попова — Юлия Филина, худенькая домохозяйка из Питера, прожившая в Жукове два года, — говорит, что Геннадий был гениальным человеком, а гений без женщин жить не может. Другая спутница жизни пояснила, что у Попова была своя теория секса, которая и влекла к нему слабый пол.

«Нанял на работу цыган»

 

Если с женщинами у фермера проблем не было, то с внедрением технологий дело не заладилось. Бывшая работница СПК «Колос» Людмила Токман заявила, что ни одного обещания Попов не выполнил.

«Зарплата не выросла — наоборот, он её стал натурпродуктами выдавать, — сказала женщина. — Пашню запустил, а все его начинания тут же рушились, потому что в сельском хозяйстве он не смыслил. Например, у него сотни кур подохли от перегрева, потому что летом их оставили на жаре в помещении с включённым калорифером. Кролики разбежались, стадо коров вообще куда-то исчезло. Яблоневый сад попытался посадить, но все деревья зачахли».

По словам Валентины Ивановой, в любой неудаче Попов обвинял местных жителей.

«В интернете он Жуково и местных грязью поливал, — отметила Иванова. — Мол, все мы тут сплошь алкоголики и воры, работать не хотим. Это он в телевизоре белый и пушистый был, а так общался со всеми очень грубо и не терпел чужого мнения. В итоге местные все уволились, и он стал приглашать людей со всей страны».

В интернет-пабликах Попов действительно нелестно отзывался о местных жителях.

«В деревне все хотят пить и не работать — и получать деньги задаром. На ферме работают лишь тогда, когда у них есть рабочий настрой, если же его нет, то и работа стоит. Порой мне приходится ходить и уговаривать доярок подоить измученных коров», — писал фермер.

Он приглашал к себе в колхоз всех желающих, обещая за добросовестный труд отремонтированное жильё, зарплату до 20 тыс. рублей, партнёрство в проектах.

Однако, по словам сельчан, ехали к Попову не специалисты, а бывшие заключённые и люди с неустроенной судьбой.

«В какой-то момент Попов нанял на работу цыган — в Жуково приехал целый табор. Потом приезжала женщина, отсидевшая срок за убийство, и ещё одна из Якутии, убежавшая от мужа с молодым любовником», — рассказала 55-летняя делопроизводитель СПК «Колос» Маргарита Горбачук, которая очень переживает за судьбу бывшего работодателя.  

По словам женщины, на самом деле Попов исправно платил зарплату первые два года. В посевную и уборочную — до 20 тыс. рублей. Что касается приезжих, то для них были созданы все условия — построен одноэтажный деревянный дом с мебелью и всеми удобствами: санузлом, душем, телевизором и холодильником. Кроме того, им платились подъёмные. Впрочем, работники, получив деньги, быстро уезжали. Всех бывших работников и управляющих делопроизводитель вспомнить не может — так много их было.

Горбачук считает, что Попов верил в свои начинания, но ему не хватало опыта.

«Весь народ против него поднялся»

 

Пик конфликта с местными жителями пришёлся на 2016 год. В разгар сезона Попов запретил выпас скота на землях, которые когда-то принадлежали колхозу.

«По документам эти земли не были оформлены на СПК, и с начала 1990-х на них мы пасли своих коров. А Попов перекрыл к ним доступ и стал говорить, что это будет его земля, просто у него недооформлены документы о собственности. После этого весь народ против него поднялся», — вспоминает бывший тракторист-механизатор СПК «Колос» Виктор Кярт.

Этот конфликт пришлось разрешать с помощью полиции и главы района, который лично приехал на сельский сход. После этого Кярт написал депутату Госдумы жалобу, которая впоследствии легла в основу уголовного дела против Попова.  

«Да я и не скрываю, что писал. Но он же сам виноват. Денег не платил — бог с ним, мы от него просто ушли, — возмущается Кярт. — Но он потом нам путь к выпасу скота перегородил, кричал, мол, вся земля вокруг деревни его. Моё терпение и лопнуло — я решил на него заявление написать. Как раз в местной газете увидел, мол, он субсидию в полтора миллиона получил на развитие хозяйства. Какого хозяйства только? Он же к этому времени всё угробил».

Депутат перенаправил жалобу в прокуратуру. В СПК «Колос» была проведена проверка, которая и выявила финансовые нарушения. Весной 2017 года в отношении Попова было заведено уголовное дело.

  • Виктор Кярт, написавший жалобу депутату 
  • © RT

 

Подлоги и субсидии

 

По версии следствия, Геннадий Попов в течение нескольких лет представлял в Минсельхоз Тверской области фиктивные документы о понесённых затратах, ложные сведения об объёме собственных средств, а также завышал показатели финансово-хозяйственной деятельности. На основании этих документов фермер получил субсидии на сумму более 3 млн рублей.

Кроме того, выяснилось, что Попов представил чиновникам поддельные справки о покупке техники. Так, одна из указанных им компаний-продавцов на самом деле являлась мебельной фирмой, а другая была ликвидирована ещё в середине нулевых.

Предпринимателя также обвинили в покушении на получение по поддельным документам гранта в размере 9,1 млн рублей. Однако эту сумму ему не выделили, поскольку факт фальсификации справок был выявлен ещё на стадии подачи документов.

Все деньги, по версии следствия, Попов пускал на собственные нужды, а не вкладывал в производство.

5 сентября 2018 года фермер был приговорён Центральным районным судом Твери к семи годам лишения свободы.

Однако Попов свою вину полностью отрицает. Адвокат предпринимателя Михаил Афанасьев настаивает, что в отношении его подзащитного не собрана достаточная доказательная база.

«Просто сказано, что он деньги себе присвоил и хозяйство не вёл, — говорит адвокат. — Не проведена экспертиза полей, не просмотрена сопроводительная документация. Они на пару небольших участков съездили, притом что общая площадь пахотных пространств 4 тыс. га, из которых только тысяча реально обрабатывалась, о чём Геннадий сообщил. Мы обжаловали приговор в вышестоящей инстанции».

Чемпионат по мародёрству

 

Между тем от хозяйства Попова сейчас уже ничего не осталось. По словам Маргариты Горбачук, как только предприниматель оказался в СИЗО, дочь уехала из Жуково, а местные жители стали по кирпичику разбирать фермы и хозяйственные постройки. Женщина вместе с трактористом Леонидом Гурьяновым показывает разграбленный участок.

«Вот здесь пилорама была и цех сушильный», — рассказывает Маргарита, указывая на ангар, с которого полностью снята обшивка, кровля и двери.

  • © RT

От одноэтажного дома, который Попов специально построил для приезжих специалистов, остался лишь деревянный остов — даже теплоизоляция была выдрана с корнем. Та же участь постигла и административное здание, и гараж, и птичник. От некоторых построек не осталось даже фундамента.

Дом Попова также не уцелел: окна в нём выбили, а мебель растащили. Домик, в котором жила его дочь Анастасия, теперь походит на барак — чёрная изба с ободранной крышей из рубероида. Ставни заколочены, калитка покосилась, а стены местами просели. Так что сказать, что предприниматель «жил на широкую ногу» вовсе не приходится.

Леонид Гурьянов говорит, что пытался спасти имущество колхоза от разграбления, но сделать этого не удалось.

«Мне говорят: «Бери сам, не то другие возьмут, — говорит Гурьянов. — Я их гонял, детей, в основном, чтобы не убились. А так всё увезли. Много на металлоприёмку к Макею (так зовут местного предпринимателя, занимающегося скупкой лома. — RT) относили, пару раз он сам приезжал».

Зимой 2018 года один из жителей деревни, Александр Петров, погиб при попытке снять кровлю со здания конюшни СПК «Колос». Он находился на крыше, оступился и упал на землю, а сверху на него рухнула балка. Петрова обнаружили только под утро следующего дня, его тело было занесено снегом.

«Проиграли все»

 

По словам Горбачук, колхоз Попова был последним действующим предприятием в округе.  

«У нас теперь уже ничего не осталось, одни чиновники. Молодёжь вся уехала. Я поэтому Геннадия жалею, оторван он от реальности был, не понял, куда влез», — говорит женщина.  

Между тем Роман Гирш, продавший СПК «Колос» Попову, считает, что при умелом управлении хозяйство принесло бы прибыль.

«Мы с братом в хозяйство порядка восьми миллионов вложили — и отбили дай бог половину. Тогда хозяйство было невыгодно вести из-за закупочных цен на молоко. Буквально через полгода Запад ввёл санкции, и молоко подскочило в цене с 8—12 рублей за литр до 20. Знали бы об этом — не продали бы хозяйство», — говорит Гирш.

Сам он сейчас снова разводит скот в Жуково и торгует молоком. Сейчас у него уже 50 коров.

Между тем уполномоченный по правам предпринимателей при администрации Тверской области Антон Стамплевский считает, что в ситуации с Поповым в проигрыше оказались все.

«Посадили его, хозяйство теперь разорено, — говорит RT Стамплевский. — В итоге теперь пострадавшая сторона, Минсельхоз, денег не увидит, потому что Попову не с чего долг возвращать. Да и в целом это история о гражданском судопроизводстве, которое можно было бы в арбитражном порядке решить, а не в уголовном. И семь лет реального срока — это нонсенс».

По словам Стамплевского, Минсельхоз сам навязывает предпринимателям получение грантов, но не объясняет «правил игры». «Большая часть предприятий, которым министерство даёт гранты — убыточны, — говорит омбудсмен.— Это вызывает вопросы в плане политики выдачи субсидий. А когда их выдают, то не объясняют как по ним отчитываться. Попову в этом плане «повезло» — к нему конкретно с особым пристрастием отнеслись».

Антон Стамплевский подал заявление по ситуации с Поповым в адрес Бориса Титова, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей.

В аппарате Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей RT подтвердили факт получения обращения.

  • © RT

«На данный момент к работе по делу подключен Александр Хуруджи, общественный омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей при применении меры пресечения и исполнении приговора, предусматривающего наказание, связанное с лишением свободы, и ожидается поступление дополнительных документов по уголовному делу», –  пояснили в аппарате Титова.

Два мнения

 

Общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александр Хуруджи подтвердил RT, что дело Попова находится у него на контроле.

«Мы однозначно будем помогать Геннадию и пытаться смягчить приговор. Это вопрос который можно было бы решить в арбитражном порядке. 7 лет за миллион рублей слишком много. Может, уже пора как-то определиться с правоприменительной практикой и ввести какой-то единый порядок?», –  говорит Хуруджи.

В свою очередь в Министерстве сельского хозяйства RT заявили, что факт совершения Геннадием Поповым мошеннических действий в отношении Министерства сельского хозяйства Тверской области подтверждён приговором суда. Сейчас ведомство пытается взыскать причинённый ущерб.

«На стадии предварительного следствия Министерством сельского хозяйства Тверской области подан гражданский иск о возмещении ущерба. После вступления приговора Центрального районного суда города Твери в законную силу Министерством сельского хозяйства Тверской области будет предъявлено соответствующее заявление о возмещении ущерба», – пояснили в пресс-службе.